О проблемах нужно не просто говорить, но и решать

27.12.2017 4 446

Последние несколько месяцев ситуация, складывающаяся в сфере АПК, вызывает у аграриев Костанайской области немало вопросов. К поиску ответов на многие из них, по их мнению, должен подключиться не только Минсельхоз, но и государство. Самыми острыми на сегодняшний день являются отсутствие паритета цен и сбыта зерна, изменение системы субсидирования и налогообложения.
«Пора действовать»
Герой Труда РК, директор ТОО «Алтынсарино» Борис Князев:
– Когда соотношение тонны пшеницы к ГСМ составляет 1 к 4, то АПК начинает работать в убыток. Сегодня ситуация такова, что этот показатель приближается к порогу 1 к 5. Если не принять мер и не решить данный вопрос в глобальном масштабе, то год будет плачевным. Если мы уже сейчас не подумаем, по какой цене фермеры будут получать весной топливо, то ситуация окажется очень сложной. Что касается субсидий, то учитывая особенности и сложности отрасли животноводства, где добиться большой рентабельности достаточно сложно, без дотаций она не выживет. К ней нужно очень серьезно и взвешенно подходить. Если это будет удешевленный кредит, как предлагается, но он же останется кредитом, который нужно возвращать с процентами. Есть предложения субсидировать процентные ставки. В итоге поддержку получат банки, а не фермеры. На мой взгляд, чтобы заставить крестьян работать, нужно платить дотации за реализованную продукцию. Тогда все будут заинтересованы ее производить и заполнять рынок.
«Где паритет и поддержка?»
Председатель Костанайского филиала
«Союза фермеров Казахстана» Владимир Дранчук:
— Анализ в сельском хозяйстве показал, что на сегодняшний день при среднеобластной урожайности 12,5 центнера с гектара затраты на 1 гектар составляют 40 тыс. тенге, в некоторых хозяйствах они немного меньше. Но за 1 тонну пшеницы покупатели предлагают 35 тыс. тенге. Получается хозяйство сработает по нулям или в убыток. За счет чего им развиваться? Как обновлять технику? Как участвовать в социальных проектах? Нам говорят, что это рынок, но мы твердо убеждены, что он должен быть регулируемым. Должны быть правила и механизмы поддержки сельхозпроизводителей. Мы не можем сказать нефтяникам: «Дайте дешевый ГСМ», поставщикам запчастей, химикам: «Продайте дешевле». Должен быть паритет цен. Например, в 90-е годы, когда был бартер, за 1 тонну дизтоплива мы отдавали 2,5 тонны пшеницы, соотношение 1 к 3 уже считалось грабительским. Сегодня горючее стоит 175 тенге за литр при стоимости пшеницы 35 тыс. тенге, получается соотношение 1 к 5. Продавая нам ГСМ, нефтеперерабатывающие заводы закладывают в их цену акцизы и НДС. Вытянув деньги из нашего кармана, они лишь перечисляют их в бюджет. Вступив в ВТО, мы надеялись, что теперь субсидии подтянутся как в других странах: от 300 до 700 евро на гектар. Но по 13 карте развития от МСХ нам предлагают полный уход от субсидирования и переход к льготному кредитованию. Как нам сегодня стать в равное положение хотя бы с Россией и Белоруссией по мерам поддержки удешевления производства хлеба, мяса, молока? При обсуждении карт агрохимии и защиты растений мы видим искусственное усложнение процедур субсидирования. Например, чтобы получить субсидии на фунгициды и инсектициды, требуется заключение о превышении порога вредоносности. Но пока его получишь, можно потерять урожай. Аналогичные требования и по гербицидам сплошного действия, которые применяются при обработке химпаров.
«Пора нам верить»
Герой Труда РК,
председатель общественного совета области Сайран Буканов:
— Любые программы, принимаемые в сфере АПК, нацелены на увеличение производительности труда. До этого года принималось и действовало множество госпрограмм. Сколько можно их принимать? Сейчас разрабатываются Карты развития, но надо сказать, что мало кто из фермеров их изучал, а кто читал, отмечает большое количество ненужной информации. Для того чтобы поднять производительность труда в сельском хозяйстве, нужно держать под контролем всего три вещи: цены на ГСМ, на удобрения и электроэнергию. Если их стоимость будет и дальше расти такими темпами, то сельское хозяйство уже ничто не спасет. Система, когда субсидии будет получать производитель сельхозтехники, а не покупатель, считаю неправильной. Удобрения раньше были дешевыми, но когда в 2015 году началось их субсидирование, произошел резкий скачок цен до 40%. Надо доверять аграриям, прошли те времена, когда деньги направлялись на личные нужды. Теперь производство поднимать нужно! По Карте агрохимии Минсельхоз планирует установить единую норму внесения удобрений. Считаю, что нет логики в таком решении. Зачем мы тогда приглашаем специалистов и составляем агрохимические картограммы по каждой клетке? Ни для кого не секрет, что даже на одной клетке механический состав почвы может быть разным, уже не говоря про хозяйство и районы в целом. Это то же самое, как в прошлом году установили норму высева рапса на гектар в объеме не более 4 килограмм. Это же абсурд. А нам приходится как-то работать по таким нормам. Я недоумеваю, для чего необходимо это ведомство, которое давно стало коммерческой организацией и не помогает фермерам, и при этом имеет такой огромный штат. Сегодня от нее нет никакого прока.
«Из конкурента в помощники»
Директор ТОО «Жарколь 007» Владимир Заверуха:
— Спрос на растительное масло очень высокий, а мы при этом стоим. Кроме этого, стали виновниками того, что крестьянам, которые вырастили масличные культуры, государство не выплатило субсидии. Мы не берем сырье по двум причинам. Самая основная – нет рынков сбыта. За пять лет работы мы их все же нашли: в больших объемах масло покупает Китай, но чтобы туда его отправить, нужно содержать дополнительный штат сотрудников, которые бы занимались всей разрешительной документацией, но пока это нам не под силу. Если бы Продкорпорация повернулась к нам лицом, то уверен, что в районах области перерабатывающих предприятий стало бы больше. В этом году Продкорпорация вышла на нас, летом мы подписывали рамочные соглашения, договоры-намерения. Они сделали нам хорошие предложения и мы надеялись, что к началу уборки весь механизм заработает. Были заключены трехсторонние договоры между хозяйствами, выращивающими масличные, нами и корпорацией. Согласно документу, Продкорпорация выделяла нам товарный кредит, производители сырья получали от нее деньги. А завод возвращал кредит в виде масла, которое Продкорпорация будет сама реализовывать, в том числе отправлять на экспорт. Но до сих пор схема не работает.

«Нужен честный подход»
Директор ТОО «Железнодорожное» Максим Артемук:
— Рано нам отказываться от субсидирования и переходить на кредитование, пусть даже льготное. Первоначально. когда была только внедрена система погектарного субсидирования, мы ее критиковали, но не за ее суть, а потому, что службы, призванные контролировать их и пропускать в жизнь, они не работают. Если районные отделы сельского хозяйства должны работать, то они должны это делать. Нужна постоянная работа и честный подход. Почему фермеры во многих странах получают погектарное субсидирование и работают. И у нас не будет проблем, необходимо учитывать качество почв и культуру земледелия. Что касается инновационного субсидирования, то нужно установить четкие правила, то сейчас получается, то средств не хватило, а на следующий год вышел срок.
«Подъемные налоги»
Директор АО «Заря» Александр Климко
— Для эффективной работы АПК и развития отрасли нужно, чтобы была оптимальная налоговая нагрузка, паритетные цены на энергоносители и сельхозтехнику и запчасти к ней. А также одинаковая, целенаправленная для хозяйств всех форм собственности государственная поддержка. И она должна быть именно для сельхозтоваропроизводителя. Сегодня получается так, что выплате дотаций на минеральные удобрения, мы их получили, но они через нас прошли транзитом и ушли продавцу. К примеру, в 2016 году нам оплатили 40% от стоимости удобрений, а реализаторы подняли цены на 38%. Таким образом поддержали не нас, аграриев, а продавцов химии. Что касается налогообложения, то мы проанализировали бухгалтерские данные с момента организации АО. Так, с 1994 по 1998 годы налоги составляли 44,7% от объема реализации сельхозпродукции. В отдельные годы налог был больше, чем полученная прибыль. Выходили из положения тем, что сокращали животноводство. Из-за такой политики уже тогда мы сократили поголовье. С 1999 по 2014 годы, она поменялась и была четко выстроена и нас удовлетворяла. И вместе с содержанием социальной инфраструктуры стала не больше 10-12%. Это были посильные налоги. В 2015 году нас убедили, что нужно повысить ответственность за использование земли. Тогда нам предложили, что земельный налог увеличат, а транспортный и имущественный уберутся. Что в итоге, два последних как были, так и остались. Для нашего хозяйства в 2014 году на 1 гектар пашни приходилось 107 тенге налоговой нагрузки. В 2015 году стало 344 тенге, в 2016 — 384. Получается обещаем одно, а делаем другое. Со следующего года отменяется 70% льгота, но нам обещали, что этот же процент будет взят как дополнительный зачет по НДС. Надеюсь, что все так и будет, так как если налог вырастет, то увеличится общая налоговая нагрузка станет больше и мы ее не потянем. Мы будем молча разрушаться, но думаю, второй раз на одни и те же грабли наступать нельзя. Считаю, что должен быть государственный контроль за ценами. Как только продавцы будь то техники или минеральных удобрений узнают, что аграрии будут получать субсидии, сразу добавляют цену. Этот вопрос нужно продумать так, чтобы дотации доходили до нас. Но при этом правила субсидирования действовали ни один год, а потом снова поменялись. Политика господдержки должна быть долговременной. Нас убеждают, что нужно объединяться в кооперативы и идти торговать за рубеж. Но такую позицию я считаю не верной, имеющиеся структуры, созданные государством должны это делать. Наша задача производить больше и качественнее сельхозпродукции. И чем больше и лучше государство ее продаст, тем больше получит налогов.

Татьяна Деревянко,
фото автора
Костанайская область

Поделиться:

Похожие статьи