О сыре и не только

20.12.2018 2 724

Сегодня молочные продукты занимают не последнее место в рационе казахстанцев. Но чтобы найти качественное молоко и настоящий сыр, необходимо знать их настоящий вкус. Истинные гурманы за хорошим продуктом едут в Жуалынский район, где действует молочный цех ТОО «Сельскохозяйственная специализированная технологическая станция». О его работе нам рассказал директор предприятия Лечи Оздамиров.
— Основное наше направление – переработка сельскохозяйственной продукции. Производим молочную продукцию, безалкогольные напитки, хлебобулочные изделия, подсолнечное и сафлоровое масла. Если взять молоко, то продукция включает в себя сычужные твердые сыры, мягкие сыры, брынзу, адыгейский сыр, чечил, творог. Закуп сырья производим у крестьянских хозяйств, и в этом нам очень помогает отдел сельского хозяйства района. Во всяком случае, районное руководство нам не мешает, — говорит он.
— С чего вы начали свое дело?
— С ларька. Открыл я его, имея в наличности всего 100 долларов США. Поменял их на национальную валюту, по тогдашнему курсу вышло 6200 тенге. Аренда обошлась в 3 тысячи, на остальные приобрел патент, закупил товар и начал торговать. Опыт в этом деле у меня был, так как до независимости я работал в райпотребсоюзе. Но постепенно схема «купил-продал» стала тяготить, и все чаще приходила мысль об открытии реального дела. Небольшой ассортимент продукции, имеющийся на тот момент, не мог удовлетворить покупательский спрос. Дефицитными продуктами стали сыр, сметана, тот же чечил, да что там говорить – хороший хлеб трудно было найти. Поэтому первым делом я открыл небольшую пекарню в районном центре. Когда я испек первые две булки хлеба, счастливый принес их домой и отдал матери: «За этот хлеб я в первую очередь благодарен тебе. Это ты воспитала во мне уважение к нему». С этого момента во мне укрепилась уверенность в завтрашнем дне, что хлеб в моем доме будет всегда. И я пошел дальше.
— Дальше – это молочный цех? Но ведь на его открытие нужны были немалые средства. Вы взяли кредит?
— Если говорить точно, то это было производство мясомолочной продукции. То есть рядом находились колбасный и молочный цеха. Кредит тогда брать не стал, решив обойтись своими силами. Все оборудование у нас по сей день стоит самодельное, и производственные мощности наращивались постепенно, по мере накопления ресурсов. Дело в том, что в 2003-2004 годах практически прекратили свою работу крупные предприятия района, в частности, Бурненский сырзавод. Специалисты, в том числе опытные маслоделы и сыроделы, остались на улице. Вообще время наступило трудное, в райцентре через каждый дом можно было прочитать табличку «Продается». К счастью, многих тогда мне удалось уговорить не уезжать и пойти работать к нам. Вы же знаете, что в первую очередь, успех любого предприятия зависит от профессиональной команды, и лишь во вторую от понимания конечной цели. Но все-таки есть еще более четкое определение. Здесь, наверное, следует сделать отступление. Я как-то зашел в контору бывшего совхоза имени Карла Маркса, там тогда был председателем Иван Заварыкин. У него в кабинете чуть ли не со сталинских времен табличка сохранилась, на которой красным по синему было написано: «Кто хочет работать, тот ищет возможность. Кто не хочет работать, тот ищет причину». Для меня это стало откровением. Я понял, что нужно не мечтать, а делать. Главное, поверил в себя.
— Такой подход к себе дал результаты?
— Естественно. Если я до этого мечтал иметь в наличности 10 тысяч долларов как стартовый капитал, то после решил приступить к осуществлению планов. Помогло, конечно, решение Президента страны ввести в 1997 году патентную систему налогообложения в предпринимательскую деятельность. До этого бизнесменов после развала Союза в прямом смысле этого слова, замордовали различными проверками. А так, я получил патент, плачу вовремя налог и могу спокойно работать.
— Но вернемся к молочному цеху. Базу, где он сейчас находится, вы самостоятельно приобрели?
— Да, это бывшая производственная база райпотребсоюза, которая после его расформирования простаивала и потихоньку разрушалась. Мы привели помещения и территорию в порядок, стали оснащать ее оборудованием. Поначалу было страшновато, но потом втянулся. Пригласил токарей и сварщиков, пообещал им, что все будет нормально. Пошел в центральную районную библиотеку, заказал специальную литературу, изучил ее, составил конспекты, скопировал чертежи и схемы. Разработал план и начал осуществлять каждый его пункт. Первую партию сыра мы получили в 2007 году.
— К этому успеху вы шли с 1998 года?
— В 1998 году я еще возглавлял районную потребкооперацию. За несколько лет нам удалось восстановить десять производственных цехов и 91 торговую точку. Вот это можно назвать успехом. Идея заняться производством сыра родилась у нас в 2003-2004 годах. Следовательно, путь к получению первого продукта занял три-четыре года. При этом сначала мы открыли хлебопекарню, затем цех по производству лимонада по старому рецепту, и уже потом – молочный цех. После этого мы занялись производством колбасных изделий и растительными маслами. Помимо этого у нас начали действовать, как сопутствующее, деревообрабатывающее производство, сварочный цех, кузня. Были и другие направления, но за нерентабельностью они отошли сами собой.
— Ваша нынешняя деятельность тесно связана с сельскохозяйственной сферой. Или это не так?
— Само собой. Когда мы начали работать, то первым делом встал вопрос о том, где брать молоко, мясо, муку и сырье для маслоцеха. Все это у нас в Жуалынском районе производят крестьянские хозяйства: зерно, подсолнечник, сафлор, мясо, молоко, шерсть и шкуры. Практически все из этого перечня мы имеем возможность переработать. Сегодня думаем о том, чтобы начать производить товары из шерсти и шкур.
— А самого сырья достаточно, чтобы обеспечить мощности?
— Недостатка в сырье нет. Мы заключили договоры с 9 крестьянскими хозяйствами и одним СПК. Они нам отдают полученное молоко. В день цех может переработать три тонны молока, и загружен на полную мощность. Конечно, зимой бывают перебои, но это сезонные трудности. Я всегда говорю, что корова – это комбайн, который тоже должен отдыхать.
— Скольких человек обеспечили работой?
— В среднем это около 50 человек, 10 из которых задействованы в молочном цехе. Но здесь ведь как обстоит дело? Взять, к примеру, договора с молочными хозяйствами. Как-то экологи у нас провели проверку и вынесли предписание об остановке котельной. Обнаружили там какие-то вредные выбросы. И суд при рассмотрении документов быстро вынес решение об удовлетворении требований проверяющих. Я ознакомился с этим решением и говорю судье: «Интересно. Своим решением вы оставили без работы две тысячи человек». Меня спрашивают: «Как так? Почему две тысячи?». «Потому, — отвечаю, — что молоко я собираю с 500 дворов. А в каждом из них живут, как минимум, по четыре человека. С каждого двора мне выносят по пять литров молока. Если котельную остановить, то остановится и молочный цех. Я не буду покупать у поставщиков сырье. Люди останутся без денег, так как основной доход им обеспечивает мое предприятие». Вот теперь сами подумайте, скольким землякам мы даем работу.
— Я ошибусь, если скажу, что настоящий бурненский сыр производится только на вашем предприятии?
— Нет, не ошибетесь, потому что мы при изготовлении твердых сыров используем традиционную рецептуру, которую сохранили наши технологи, долгое время проработавшие на Бурненском сырзаводе. Мы делаем сыр только из молока, никаких посторонних добавок в нем нет. Поэтому у нас нет проблем со сбытом. Кроме того, наш сыр покупают гости из Германии и России. Правда, на рынках Тараза можно встретить сыр с нашей маркировкой, к которому мы никакого отношения не имеем. Обидно, что из-за контрафакта у людей иногда складывается негативное отношение к продукции нашего предприятия.
— В Казахстане имеется ассоциация сыроделов?
— Пока нет, хотя мы неоднократно поднимали вопрос о ее создании. Путь не республиканскую, на областном уровне, так как у нас много предприятий, выпускающих сыры. Но эта идея еще висит в воздухе.
Людмила МЕЛЬНИК, Жамбылская область
Фото автора

Поделиться:

Похожие статьи