«Пальма», Китай и переработка

10.01.2019 3 110

На второй Международной масложировой конференции «KazOil 2018» точкой отсчета было пальмовое масло и китайско-американские отношения. Это главные факторы, влияющие на мировой рынок растительных масел, и на их казахстанское производство. Тем более, что стремительное развитие сегмента масличных в РК имеет свои особенности и стало проявлять некоторые болезни роста.
Вторая Международная масложировая конференция «KazOil 2018», организованная «Агро Индустрия KZ» и ИА «АПК-Информ», собрала на своей площадке экспортеров и импортеров масличных культур, сельхозпроизводителей, переработчиков, представителей финансовых институтов из стран СНГ, Центральной Азии, Европы.
На конференции обсуждалось несколько основных тем. Прежде всего, выстраивались прогнозы по конъюнктуре на мировом рынке масличных, связанные с обострением китайско-американских отношений, засухой в Европе. Эти факторы непосредственно оказывают влияние на Казахстан, вызывая некоторое напряжение между маслопереработчиками и аграриями. Сельхозпроизводители обсуждали приоритетность масличных культур, феномен масличного льна, эффективность возделывания подсолнечника, рапса, нишевых культур.
Нескромная «пальма»
Пальмовое масло, или как все спикеры конференции сокращали – «пальма», сегодня на мировом рынке становится важным фактором в ценовых прогнозах. Но логическая цепочка несколько длиннее. После иррациональной размолвки Китая и США, взаимных санкций, крупнейший экспортер сои перестал поставлять крупнейшему импортеру товар. Американские фермеры от этого совсем не в восторге — хранить урожай негде, бобы начинают гнить. Их может спасти рынок Европы, где был неурожай. Китай также ищет альтернативные ресурсы. Уже обрадовались этому факту Бразилия и Аргентина, увеличившие поставки сои в Китай.
«Аргентина, может, найдет лишние 10 млн тонн для Китая, но это не заменит 25-30 млн тонн экспорта сои из США. Китай будет искать мелких поставщиков – Парагвай, Уругвай, Казахстан, Россию. Но на рынке не найдется столько мощностей, чтоб закрыть спрос на сою в Китае в сезон – с октября по январь, так как это время спроса на свинину. Китаю придется заменять сою подсолнечником, рапсом, придется сокращать протеин в фураже. Примерно придется сократить спрос на 11 млн тонн масличных. Но это – снижение производительности в мясной отрасли», — считает старший аналитик International Grains Council (Международного зернового совета) Питер Клаб.
Китай в последнее время значительно нарастил поголовье животных, поэтому крайне нуждается в протеиновых кормах. Особенно чувствительные отрасли – свиноводство и рыбоводство, на которые требуется порядка 10 млн тонн белковых компонентов. И, соответственно, Китай дает две трети мирового спроса на сою, а также порядка 7% в год роста потребления масличных.
По мнению Питера Клаба, в текущем маркетинговом году объем производства подсолнечника ожидается на уровне 50 млн тонн. Но у ряда крупных импортеров ожидается некоторое снижение спроса. «В Турции спрос на «семечку» упадет в связи с ослаблением лиры», — заметил эксперт. Вместе с тем, ожидания по спросу и цене на «семечку» зависят от других факторов.
Так, тренд на здоровый образ жизни, ужесточение требований в некоторых странах на содержание трансизомеров в продукции повысило интерес к пальмовому маслу. Поскольку вместо гидрогенизированных жидких растительных масел в маргаринах, соусах, кондитерских, хлебобулочных изделиях, стало использоваться пальмовое масло. Кроме того, «пальма» — более дешевое и влияет на стоимость других масел.
По мнению директора LMCIntrnational Дэвида Джексона, пальмовое масло станет задавать тон на рынке растительных жиров. Формирование цены же обратно пропорционально стоимости нефти и объема запасов.
«Сейчас пик урожая пальмы, тех деревьев, что посажены в 2010 году. На этом уровне производство еще пару лет продержится и ничего не произойдет на рынках масла. Но после 2020 года пальмы станет меньше, цены на масла вырастут. Для Казахстана это хорошая новость, так как вырастет спрос на подсолнечное масло, а значит, надо больше сажать подсолнечника и других масличных», – заметил Дэвид Джексон.
Льняной передел
Интерес к масличным в Казахстане растет с каждым годом. Но вопреки ожиданиям по наращиванию гектаров подсолнечника, отечественные аграрии диверсифицируют посевы масличных.
В большей степени крестьянам становится интересным лен, который вышел на первое место в структуре посевных площадей. Из 2,8 млн га масличных льном было занято около 1 млн 100 тыс. га, или 35%.
«За последние 5 лет площади под льном выросли на 160 %. У нас сегодня больше льна, чем подсолнечника и рапса. Лидирует СКО — 600 тыс га, затем идет Костанйская – порядка 300 тыс га, Акмолинская – около 200 тыс га. Начинают заниматься льном в ВКО, и даже на юге страны», — сообщил менеджер по маркетингу «Сингента Казахстан» Олжас Турсункулов.
По данным эксперта, под подсолнечником в Казахстане занято 864 тыс. га, с постоянным ежегодным приростом посевов на 30-40 тыс га. Основные площади – 600 тыс га расположены в Восточном Казахстане и Павлодарской областях.
Как отметил Олжас Турсункулов, за последние 5 лет площадь посевов рапса увеличилась на 40% и составила 374 тыс га. Основной регион возделывания рапса – Северный Казахстан, в котором сосредоточено около 70% посевов, затем идут Восточно-Казахстанская, Акмолинская, Костанайская, области. Причем, в ВКО внедряют и яровой и озимый рапс.
Определяющими факторами являются климатические условия, возможности, хранения и сбыта. Так, заместитель гендиректора ТОО «ПТК «Содружество» Александр Гринец отметил изменение климата и несоответствие классических рекомендаций лучшим практикам по Северо-Казахстанской области.
«Произошло реальное изменение климата, в частности, негативное перераспределение осадков. Раньше в нашем регионе – по северу страны оптимальными сроками сева считался период с 20 по 28 мая, так как летний максимум осадков приходился на 3 декаду июня – 1 декаду июля. Сейчас выпадает лишь половина нормы. Осадки перешли на более поздний период, что плохо для зерновых, но хорошо для масличных. Средняя температура июля упала на 1 градус и сравнялась с июньской. Это негативно отражается на зерновых, затягивает вегетацию теплолюбивых — подсолнечника, сои, кукурузы. Они стали ощущать недостаток тепла, хотя никогда тепло в СКО не было лимитирующим фактором», – заметил Александр Гринец.
Поэтому, по его мнению, надо более продуманно выбирать культуры и сорта, сообразуясь с условиями почвенно-климатических зон. Так, для сухостепной зоны, каштановых почв подойдут самые засухоустойчивые: сафлор, горчица сарептская, рыжик, тем более что рыжик нетребователен к почвам. Для засушливой степной зоны южных черноземов рекомендуются: лен, подсолнечник, разные виды горчицы, рыжик, сурепица. В умеренно засушливой северной зоне хорошо будут чувствовать лен, рапс, подсолнечник, редька масличная. Причем, золотистый лен менее устойчив к засухе, чем коричневый, и белая горчица более требовательна к осадкам, чем сарептская. Зато в самый сухой год августовские осадки «вытащат» подсолнечник. Хорошо использует влагу нижних горизонтов, поздние летние осадки лен.
Кстати, утилизация соломы при возделывании льна перестает быть обузой, и начинает приносить доход. Прежде всего, это сырье для технической пакли, которая идет в экологическое строительство, это биотопливо для котлов длительного горения. Кроме того, российские ученые предлагают довольно эффективные деструкторы для разложения соломы на полях.
«Не надо искать «золотые» культуры, которые вытащат экономику. Надо формировать стабильные севообороты с научно обоснованным чередованием культур. К примеру, у нас в хозяйстве мне кажется мы вышли на оптимальный вариант: 30% масличных, 50%зерновых, 5% крупяных, 5% кормовых и 10% бобовых – нут и чечевица», – посоветовал Александр Гринец.
Рыжик ждут в Германии
Выступление директора компании CasusBioOilTradingUG Раисы Штейник вначале зал слушал с некоторым недоумением. Малознакомая культура, нишевая, должна иметь какое-то неоспоримое преимущество над другими крестоцветными, чтобы вызвать реальный интерес, но пока отдельные практики не особенно воодушевляли.
«Производители видят две проблемы, когда разговор заходит о рыжике — низкая урожайность и необеспеченный сбыт. В России зачастую к рыжику относятся как к сорняку, или, в лучшем случае, как к сидерату. Между тем, рыжик можно выращивать в агроклиматических зонах, в которых невозможно выращивать озимую пшеницу, рапс. Если говорить об урожайности, то 2 тонны для рыжика — не предел, в среднем, можно говорить о 1.6-1.8 тоннах с гектара», — констатировала Раиса Штейник.
Конечно, высокая урожайность обусловлена хорошими семенами, однако семеноводство рыжика развито крайне слабо. Наиболее известен сорт «пензяк» — не самый продуктивный. Часто вместо семян используется очищенный товарный рыжик, что дает резкое снижение маслянистости. Неоспоримое преимущество – нетребовательность культуры. Во время Второй мировой войны в Советском Союзе рыжик был спасением, как самая неприхотливая культура среди масличных.
Сегодня же в странах Европы рыжиковое масло идет на биотопливо. Компания Lufthansa полгода использовала биотопливо при заправках Airbus 321. Стоимость топлива была выше, чем традиционный керосин, однако углекислого газа при сжигании выделялось значительно меньше. Чтобы эксперимент стал повседневностью, нужны большие объемы масла и его стабильные поставки.
«Наша компания отвечает за гарантию сбыта, мы здесь же, в Казахстане переработаем, масло заберем, а шрот, жмых оставим. Мы приглашаем к долгосрочному сотрудничеству сельхозпроизводителей и предлагаем несколько моделей финансирования выращивания рыжика», — заявила Раиса Штейник.
Вместе с тем, она заметила, что добиться большей эффективности при промышленных масштабах можно посредством создания кластера, с семеноводством, агросопровождением, выращиванием, сбором, хранением, переработкой.
Кому и как продавать
Казахстан маслично-избыточная страна. Из всех соседних стран Центральной Азии, Казахстан выращивает масличных больше, чем надо для внутреннего потребления. Процент переработки пока не высокий, но и в этом объеме есть излишки. «Если мы возьмем производство растительного масла, то Казахстан в данный момент производит около 366 тысяч тонн, из них для внутреннего потребления нам нужно 349 тысяч тонн, то есть у нас остается небольшое количество масла для экспорта», – заметил менеджер по маркетингу «Сингента Казахстан» Олжас Турсункулов.
При этом он обратил внимание на то, что несмотря на безмерный интерес Китая, логистически Казахстану выгодны страны центральной Азии. «Логистические возможности дают Казахстану открытый вход в страны региона, открытая граница с Кыргызстаном и последние изменения в политике Узбекистана для наших производителей и трейдеров наращивают их возможности. И я бы отметил Китай как потребителя масличных № 1 в мире. Соседство с этой страной увеличивает наши возможности, но нужно наращивать как посевы масличных, так и возможности по их переработке», — заключил менеджер Сингенты.
По его подсчетам, общий объем, производства растительного масла в Центральной Азии, составляет около 660 тыс. тонн в год, причем, большая часть – это хлопковое масло, немного подсолнечного, а потребление в регионе на 330 тыс. тонн больше. То есть, это тот объем, который может закрыть Казахстан.
Растет потребление подсолнечного масла и в Китае – с 3 до 7 % за последние годы, а каждый процентный пункт – это миллионы литров. Поэтому казахстанским аграриям надо наращивать производство, причем обратить внимание на интенсификацию производства, на новые сорта, удобрения, технологии. Сегодня в мире имеются семеня для любого региона, с различными тепловыми, световыми режимами. Надо лишь выбрать наиболее эффективную стратегию.
Между тем, каков бы дефицит не существовал на рынке, требования к семенам масличных и к маслу остаются высокими.
«При отправке на экспорт, семена тестируются на тяжелые металлы, пестициды. Особое внимание надо уделить содержанию микотоксинов, афлотоксинов и т.д. В 2018 в некоторых экспортных партиях имелось превышение допустимого предела по эруковой кислоте, глюкозинолатам. По льну также иногда не выдерживаются требования к качеству, бывает превышенное содержание пестицидов», — отметил менеджер по развитию бизнеса ТОО СП «СЖС Казахстан Ltd» Жандос Есмагул.
При этом есть простые способы сокращения нежелательных показателей качества семян. Поздняя весна уходящего года, неоптимальный температурный режим привели к задержке развития культур на две недели. Это повлекло за собой развитие различных грибковых поражений, что значительно затянуло сроки созревания.
«Приостановить нежелательные процессы в семенах с повышенной влажностью можно понижением температуры от 10 до 0 градусов. Однако семена с незаконченным процессом дозревания после прекращения действия низких температур быстро портятся. Недозревшие семена льна имеют повышенное содержание гликозида линомарина, и, как следствие, продукт его гидролиза – синильной кислоты. Поэтому можно ожидать большой токсичности в недозрелых семенах льна, что может проявиться в шроте, жмыхе», — заметил Жандос Есмагул.
Между тем, в Китае, Иране имеется высокий спрос на жмыхи масличных, поэтому при намерениях экспортировать, надо учитывать условия выращивания, хранения, качество семян, агротехнику.
«Экспортный потенциал подсолнечника в сезоне 2017-18 года оценивается более чем в 300 тыс. тонн, основными экспортерами являются Китай, Иран и Узбекистан. Основными потребителями казахстанского льна, по-прежнему, будут страны Европы, среди которых явным лидером является Бельгия. Кроме того, наметился устойчивый экспорт льна в Афганистан, Польшу и Турцию. Благоприятная ситуация по рапсу, который экспортируется из Казахстана в Иран, Бельгию и Монголию. Намечается его экспорт в Китай и в Италию», – сказал Жандос Есмагул в ходе международной конференции KazOil 2018.
Кроме того, он отметил, что у многих стран растет интерес к покупке масел первичного холодного отжима, которые потом подвергаются на месте очистке, дезодорированию .
Казахстану надо не упустить шанс заявить о себе, как об экспортере готового масла, продуктов его переработке, а не просто сырых семян. Сразу возникает аналогия с экспортом зерна и муки, когда увлекшись наращиванием продаж зерна, упустили продвижение продуктов переработки. В результате соседние страны построили перерабатывающие мощности и установили повышенные ввозные пошлины на муку, макаронные изделия, а наши мельницы закрываются.
«Первые ласточки» уже «полетели». По словам эксперта, в марте этого года переработчики из Восточного Казахстана жаловались в НПП «Атамекен» на отсутствие у них сырья, из-за того, что Китай предложил большую цену за семена подсолнечника: $320 за тонну против 63-82 тыс. тенге за тонну внутри страны. Эта ситуация не может быть нормальной, переработку надо всячески поддерживать. Президент страны неоднократно отмечал, что экспортировать необходимо переработанный продукт, с высокой добавленной стоимостью.
Переработка просит сырье
Президент ассоциации «Масложировой Союз Казахстана» Константин Невзоров заострил внимание на ситуации с переработкой масличных в Казахстане.
«Мощности переработки составляют 2,6 млн тонн, из них заводы с устаревшим оборудованием – 1,5 млн тонн, заводы с новым оборудованием – 1,1 млн тонн, их загруженность на сегодня составляет 31%. При этом, загруженными почти на всю мощность являются крупные заводы, несмотря на то, что оборудование у них устарело. Такие заводы, имеющие большую мощность переработки, загружены сегодня на 95%, а то и на 100%. Что из этого следует: у мелких заводов качество и стоимость переработки выше, а закупочная цена на сырье, которую они могут дать, ниже, у крупных заводов себестоимость ниже, а цена на закупку сырья выше», – сообщил Константин Невзоров.
Глава ассоциации перечисли ряд проблем, с которым сегодня сталкиваются переработчики. Прежде всего отмечается мелкотоварность сельхозпроизводителей, отсутствие инфраструктуры хранения. Отсюда и нехватка сырья, поскольку аграриям удобнее и выгоднее продать его зарубежным трейдерам, нежели вкладываться в емкости для хранения.
У самих переработчиков не хватает оборотных средств, чтобы закупить сырье в период уборки. Кредиты с невысокой ставкой были бы хорошим подспорьем.
«Анализируя производство растительных масел в Казахстане с 2000-го по 2017-й год, мы видим увеличение в шесть раз, однако общая цифра настолько незначительна, что можно подумать это объем переработки одного хорошего производства. Единственным сырьем на сегодня остаются тропические масла, несмотря на то, что их стоимость выше подсолнечного масла с транспортировкой. Согласно Программе развития масложировой отрасли, которая сейчас разрабатывается в Минсельхозе, с 2018 по 2030 год будут увеличены площади под масличные почти в 2 раза – до 6 млн га», – отметил Константин Невзоров.
По его мнению, конкуренция на рынке достаточно высока, поэтому для успешного бизнеса становится более привлекательной глубокая переработка масличных, с получением соусов, майонезов, лецитина, биотоплива. Причем, комплексная переработка выгодна при кооперации с малыми и средними производителями.
Интересно, что казахстанский покупатель, по словам эксперта, уже давно отдает предпочтение собственной продукции перед импортной. Доля местных производителей майонеза, соуса и кетчупов на рынке Казахстана, по его сведениям, составляет более 70%.
«Наш казахстанский покупатель не идет на маркетинговые уловки вроде надписей «оливковый», «сметанковый», «на перепелиных яйцах». В перечне ингредиентов эти составляющие в лучшем случае стоят на последнем месте, а то и вовсе не содержатся в продукте. Также наши покупатели знают, что соусы должны храниться в холодильнике и должны иметь высокую жирность. Майонезы, кетчупы в которых жирность более 67% в консерванте не нуждаются. Если менее, то жир заменяется водой и консервантами», — сообщил глава масложировой ассоциации.
Для экспорта масел, помимо качества, придется следить за мировой «модой» и требованиями к упаковке. Сегодня растет спрос на блендирование масел – смеси разных масел, например, подсолнечного и льняного, или рапсового с подсолнечным и с арахисовым. В упаковке масел важна такая мелочь, как крышка, которая должна быть со срывным кольцом, с открытием клапана, даже у 5-литровой бутылки. Ну и сама упаковка должна не мяться, не ломаться. Тогда казахстанское фасованное масло можно будет продать в Китае гораздо дороже, чем в цистернах.
Не все полезно, что границу перелезло
С введением на пространстве ЕАЭС, да и в ряде стран Европы, Азии ограничений по трансизомерам, в Казахстане возросло количество импортной продукции с повышенным содержанием этих вредных веществ. Другие страны жестко охраняют внутренние рынки, а у нас пока имеются проблемы. Под видом сливочного масла завозятся спреды, и эта фальсифицированная продукция вредит нашим производителям.
«Еще не все предприятия, в основном зарубежные, выдерживают 2% трансжиров. В России еще разрешено иметь до 8%. Такую продукцию везут через Казахстан, а различные оптовики выкупают ее и реализуют. … Если упустим момент по ужесточению законов при реализации фальсификатов, то потом не избавимся от трансжиров никогда», – заметил Константин Невзоров.
Между тем на границе можно проверять продукцию газовым хроматографом на содержание трансизомеров жирных кислот, в общем. В смешанной продукции, где есть растительные и молочные жиры эта процедура усложняется. По словам главы ассоциации, этому мешают разные минимальные значения. По техрегламенту ЕАЭС для молочной продукции, зафиксировано ограничение на уровне 8%, а для продукции с растительными жирами – 2%. По мнению российских экспертов, отличить естественные трансизомеры от искусственных невозможно. Но в институтах переработки из Индии, Турции Ирана говорят о том, что отличить откуда пришли трансизомеры – из молочной продукции – из молочного жира, либо из переработанного гидрогенизированного жира не трудно.
«Наша ассоциация считает, что необходимо ужесточить процессы сертификации продукции. Прежде всего, следует ужесточить контроль за продажей во всех точках торговли. Импортная продукция должна контролироваться на границе при ввозе. И если производитель уже себя запятнал некачественной продукцией, он должен быть включен в определенный реестр, причем мы работаем в этом направлении и с Россельхознадзором и просим формировать межстрановые черные списки, чтобы продукт просто не мог пересекать границы», — сказал глава масложировой ассоциации.
Где деньги взять
Вечная проблема – нехватка оборотных средств, в Казахстане решается через финансовые институты. Например, Агрокредитная корпорация (АКК), как финансовый оператор, финансирует весенне-полевые работы сельхозпроизводителям. Кредитует под 8% и переработку, причем, ставка может быть немного ниже, если заем пойдет через банк второго уровня, который участвует в этой программе.
Другая структура — НК Казахэкспорт ( бывш. Казэкспортгарант — дочерняя компания холдинга Байтерек) поддерживает экспортеров, предоставляя им предэкспортное, торговое финансирование, факторинг – выкуп дебиторской задолженности, хеджирование валютных рисков.
Когда идет несколько сделок с отсрочкой платежа, и у экспортера нарастает дебиторская задолженность, падает оборотка, то Казахэкспорт может предложить ряд инструментов. Например, торговое финансирование, когда кредитуется покупатель. Оно осуществляется через два банка – наш и зарубежный, например, в России, это Рафайзен Банк. Или же в качестве предэкспортного финансирования компенсируется дебиторская задолженность через заем банка второго уровня, примерно, под 8-9%.
«Главное, мы берем на себя риски, можем проверить бесплатно покупателя. Мы собираем информацию о нем, готовы застраховать сделку. Если мы страхуем меньшую сумму, чем вы желаете, то это для вас знак – работать ли с этим покупателем. Были случаи, когда мы отказывали в гарантиях, но компания все же отгружала товар, а потом мучилась с оплатой. … Наше страхование идет как твердый залог, под него можно получить кредит. … Можем предоставить заем и на расширение производства, если у заявителя высокий экспорт», — проинформировал директор департамента страхования АО «Экспортная страховая компания KazakhExport» Куаныш Мукажанов.

Поделиться:

Похожие статьи