Вопрос ребром: Стране нужны овощи, а овощеводы?

26.03.2024 2 836
Владимир Семейкин

В своей необходимости Казахстану костанайские предприниматели, занятые выращиванием овощей, начали сомневаться. Отрасль уже несколько лет лихорадит, но, несмотря на многочисленные обращения Ассоциации овощеводов в Минсельхоз с требованием разработать программу по развитию отрасли, остаются неуслышанными. При этом ведомство ежегодно рассылает в регионы планы о необходимости увеличения площадей под овощными, не зная, куда фермеры будут сбывать полученный товар.

Что с рынком и ценой?

Сегодня овощеводам приходится самостоятельно решать массу проблем, начиная от того, сколько гектаров и под какой овощ отвести, где найти деньги на проведение посевной, как перекрывать возрастающие убытки. И заканчивая тем, как убедить чиновников продолжить ранее начатую программу по выдаче сертификатов хозяйствам, которые хотят заниматься выращиванием не только продовольственного, но и семенного картофеля для продажи в другие страны. Овощеводы костанайской области бьют тревогу: картофеля в складах много, рынок стоит, а достойной цены на овощи нет. Такая ситуация складывается уже не первый год и наметилась тенденция к уходу некоторых игроков с рынка.

«Мы не видим перспектив для собственного развития по производству картофеля. Уборка была тяжелой, возникли дополнительные затраты, а значит и себестоимость получилась высокой. Надеялись, что оправдаем затраты, но по факту случилось так, что к нам завезли много дешевого картофеля из России, порой низкого качества, поэтому местные производители и были вытеснены с рынка», — отметил представитель регионального совета Палаты предпринимателей Костанайской области, глава КХ «Тэрра» Владимир Семейкин.

Получается, что костанайские овощеводы остались без рынка сбыта. Сейчас у них только местный рынок – область и ее окрестности. Фермеры уже просчитывали варианты отправки овощей в сторону Алматы и Шымкента, куда они обычно не поставляли свой товар, но тогда с каждого килограмма им надо скидывать на логистику минимум 20-30 тенге, чтобы выровняться по стоимости с карагандинцами. Получается, что если у них картофель закупается по 80 тенге, то костанайцы должны отдать товар за 50 тенге, но это для них невыгодно, потому что себестоимость варьируется от 83 до 100 тенге. Это расчеты вместе с хранением.

«Мы до нового года начинали продавать картофель с 55 тенге, сейчас цена 70 тенге, но за пределы Костанайской области мы вынуждено отправляем по 60 тенге. На запад, куда мы продавали раньше, продаж нет. Этот рынок заполнен картофелем из России. И наш даже по 50 тенге не хотят брать, потому что у них российский рынок близко и цена в России на сегодняшний день даже с округленным курсом в пять тенге, составляет восемь рублей за килограмм. Получается, что там берут 40 тенге, продают по 55 тенге в западных регионах», — добавил Семейкин.

По словам овощеводов, они сейчас вынуждены продавать картофель населению региона на 20-30 тенге ниже себестоимости, которая составляет более примерно 83 тенге. Они понимают, что всем тяжело: кто-то затянет пояса потуже, кто-то возьмет кредиты, пойдет на пролонгацию и будет дальше работать.

«Но в России урожай картофеля никто не отменял, стоит отметить, что более 80% картофеля там выращивается на богаре, то есть изначально затраты на 30-40% ниже, чем в Казахстане. Сегодня есть риски, что опять у соседей будет рекордный урожай и курс останется низким и даже если они станут продавать картофель по 12 по 14 рублей, то по курсу получится 70 тенге, а с доставкой станет 90 тенге. Мы уже окажемся в убытке. Картофель и овощи — это наш основной бизнес и если два года основной бизнес работает в минус, то с рынка начинают уходить игроки. Кому-то и одного года хватит, кто-то два года протянет», — добавил глава КХ.

По его словам, сейчас ситуация складывается так, что мелкие хозяйства, которые занимаются выращиванием только картофеля на 20-30 гектарах, у них не хватило сил, они не выкопали урожай в 2023 году, значит ничего не взяли, и уже продают технику или даже хозяйство, чтобы погасить долги. Хозяйства покрупнее продают товар по 60 тенге, но покупатели выбирают самый качественный овощ. Но картофеля так много в остатках на складах, что овощеводы переживают, что с приходом мая, когда с южных регионов станут завозить свежий урожай, их товар уже совсем потеряет спрос и придется вывозить его на утилизацию. А это дополнительные затраты.

«Сейчас овощеводам нужно либо сокращать площадь, чтобы не рисковать или же идти на риск, который гораздо больше, чем зерновиков. Мы зависим от экономической обстановки. Для того, чтобы конкурировать с российскими производителями, нам надо, чтобы рубль был 10 тенге. Но и такая ситуация не выгодна: тогда стоимость запасных частей и всего остального окажется очень высокой. Сегодня тяжело овощеводам всего Казахстана: в минус или в ноль работают фермеры и Павлодара и Караганды», — подчеркнул овощевод.

уборка лука

Необходима программа и поддержка

По словам спикера, уже несколько лет на уровне страны через Ассоциацию овощеводов производители говорят о том, что для отрасли необходимо разработать программу развития, в которой бы четко было прописано сколько, где и каких овощей нужно выращивать. Необходима аналитика объемов и рынков сбыта, экспорта и других составляющих. Сейчас этого нет. Овощеводы вынуждены решать свои проблемы самостоятельно.

Костанайские овощеводы обратились к акиму области, отправили коллективное письмо и в управление сельского хозяйства с просьбой рассмотреть варианты поддержки отрасли, среди которых пролонгировать договоры по стабфонду, так как овощи выкупили, но товар не забрали. А также быстрее погасить долги по субсидиям, которые накопились еще с 2022 года, чтобы у хозяйств были средства на проведения посевной. Овощеводы утверждают, что по всем культурам, кроме лука, они могут закрыть потребность региона: по картофелю хватает объемов производства, по другим овощам не проблема нарастить объемы. Но возникает вопрос со сбытом.

Одним из решений могла бы стать переработка овощей, но самим овощеводческим хозяйствам такие инвестиционные проекты не потянуть, здесь нужна хорошая поддержка со стороны государства или приход крупного инвестора в область. Три года назад голландская компания пыталась наладить производство по выпуску полуфабриката для выпуска картофеля фри, но в итоге ушла с рынка. Овощеводы готовы поставлять сырье для переработки, но для открытия таких производств нужны компетенции и специалисты, которых у них нет. Поднял спикер и вопрос по обеспечению овощеводов льготными ГСМ, которые выделяются по каким-то непонятным схемам и расчетам.

«Мы в роли попрошаек по ГСМ. Года два-три назад нас практически приравняли к зерновикам, а продукции с гектара мы производим больше: по картофелю в 15 раз, по овощам в 30 раз. Затраты ГСМ на вывозку овощей с полей выше. Сегодня норматив по топливу подняли по картофелю в 6,2 раза, по овощам – в 4,6 раз. Но здесь нужно учитывать, что расчеты проводились давно и техника поменялась. Кто-то для полива использует оборудование, работающее на электричестве, кто-то на дизельном топливе. И расчет топлива нужно обновить», — считает Семейкин.

Затраты на полив хозяйств, использующих насосы и другое оборудование, которое работает на дизельном топливе, в 3-4 раза выше, чем у коллег. И этот вопрос государство могло бы решить, если бы помогло фермерам протянуть сети электропередач до больших полей. По словам эксперта, много говорится о том, что нужно эффективно использовать орошаемые земли, которые дают высокие урожаи, бережно и рационально использовать воду, применяя новые технологии полива, но при этом до сих пор не разработана комплексная программа развития всей отрасли овощеводства.

«У нас идет шараханье из одной стороны в другую: сегодня все овощеводы решили выращивать лук, завтра перешли на капусту. Никто не регулирует этот процесс. Фермер, занимающийся выращиванием, не может точно знать, где и какие рынки сбыта есть, какие перспективы у них. Нет аналитического центра. Если лука произвели в четыре раза больше, то это проблемы луководов, тоже самое и с картофелем. Сейчас Минсельхоз спускает задание по необходимости увеличить орошение на 1 тыс. гектаров в регионе. Мы не знаем, куда продать имеющийся картофель, а нам говорят, что надо еще увеличивать площади», — добавил Семейкин.

Кроме того, по словам овощеводов, нет и защиты местных производителей. Граница открыта, соседи видят большую и перспективную территорию для сбыта и везут свой товар, а количество потребителей в Казахстане небольшое. Нередко картофель завозят по серым схемам, автотранспортом, который не контролируется.

картофель

Семена можно продавать, но не дают

Казахстанские овощеводы могли бы быть не только производителями товарного картофеля, но и качественных семян для продажи за рубеж. Экспортный потенциал есть, но в отличие от производства семян зерновых культур, семя получается не через зерновку, а через клубень и через него передается больше болезней. И там очень сложная схема получения здорового посадочного материала, но к таким сложностям овощеводы готовы. Сегодня они покупают элитные семена заграницей и это достаточно затратный процесс.

«Три три года назад институт биологии и ботаники по заказу Минсельхоза разрабатывал проект, на который потратили больше полумиллиарда тенге. Приезжали бельгийцы три года учили, на наших полях проводили эту работу, были задействованы и мои агрономы. Всего в проекте участвовали четыре хозяйства по республике», — пояснил Семейкин.

Но на этапе внесения изменений в закон «О семеноводстве», где нужно было изменить систему инспекции, чтобы она стала закрытой и тайной, работа застопорилась. Иностранцы делают такую систему, когда сертификат не передается от человека к человеку, а вся информация зашифрована. Она подается с каждого поля или хранилища в лабораторию и только на выходе идет расшифровка, от какого предприятия семена и стоит ли эти их продавать. Там сертифицируется не хозяйство, а поле.

«Вся эта работа проделана, чтобы все было как Голландии. Сейчас этот процесс стопорится, потому что подразумевается, что контроль за системой должен быть за картофелеводами, так как им нужны качественные семена. Инспектор в стране уже есть, институт готов работать. Но решение вопроса в руках чиновников, и Минсельхоз не готов отдавать контрольные функции частной компании. А если бы у нас эта система сертификации была, то имелся бы шанс продавать семена на экспорт», — подчеркнул Семейкин.

По словам спикера, европейцам не хватает земель и если бы инспекция начала работать, то под их руководством, в кооперации с местными фермерами началось бы производство семян. И у хозяйств, которые бы решили участвовать, уже имелся рынок сбыта. Независимая компания бы определяла качество, отслеживала каждое поле, ситуацию по имеющимся там болезням, что происходит в хранилищах, анализировала каждую партию от начала и до конца, и сертификату можно было доверять, сегодняшней системе особой веры у овощеводов нет.

«Получается, что Минсельхоз сам проект заказал, деньги потратили, результат есть, но окончательное решение по внедрению программы за чиновниками. И пока шансов быть и продавцами семян у нас нет. Хотя к европейской схеме пришли многие страны», — добавил глава КХ.

Возврат земель и ценообразование

В последние годы много говорится о нехватке земель для пастбищ, но овощеводы считают, что нужно решить еще один важный вопрос — по возврату земель овощеводам в поймах рек, которые отдали под пастбища. Понятно, что травостой на таких участках выше, но отдача от гектара в овощах была бы еще больше. Сегодня ситуация в регионе складывается с точностью да наоборот: орошаемые земли пытаются изъять, чтобы закрыть дефицит в пастбищах.

Фермеры отмечают, что нужно помнить, что овощи – это скоропортящаяся продукция. И если костанайцы могут себе позволить хранить их до мая-июня, то павлодарцы и карагандинцы стараются как можно быстрее все продать, потому что как только на юге появляется новый урожай, старый картофель у них уже не берут. И вместо прилавков овощи отправляются на свалку, а могли бы на фермы. Выгодно и овощеводам и животноводам прибавка. Овощеводы предлагают нестандартную продукцию сделать кормами для животноводческих хозяйств, ведь уже доказано, что добавка в рацион корнеплодов повышает уровень надоя и жирность молока. Но пока животноводы не торопятся менять рационы и поддержать овощеводов. А в итоге каждый выживает как может.

Татьяна Деревянко, Костанайская область

Поделиться:

Похожие статьи