Мы, аграрии, трудоустраиваем половину Казахстана

12.09.2022 1 367
Ардак Жакиялин

Главное интервью номера в этом месяце мы посвятили руководителю небольшого крестьянского хозяйства, который продолжил дело отца. Его уверенность и нерушимость принципов стали решающими в развитии сельхозформирования.

Еще 20 лет назад оно засеивало не более 230 гектаров. Тогда сразу сделали ставку не на количество, а на качество. Речь идет о КХ «Айдос» и его директоре Ардаке Жакиялине, чьи зерновые колосятся недалеко от одного из самых прекрасных мест Казахстана – близ озера Жаксы-Жалгызтау, красоту которого не стоит даже пытаться описать словами. Сам Ардак живет в селе Приозерное, расположенное на берегу водоема и с полей крестьянина он кажется настоящим морем.

— Ардак, расскажите об истории Вашего хозяйства. С чего все начиналось?

— Наше крестьянское хозяйство образовалось силами моего отца в 2002 году. 226 га было началом. Сеяли только пшеницу. Начинали исключительно своими силами, покупали технику б/у.

В 2004 году, так как в КХ нельзя было добавлять землю, образовали ТОО. Там тоже было 226 га. Сейчас оба формирования действуют.

Сначала я помогал отцу. Сам же взял все в свои руки в 2010 году, когда закончил учебу. У меня два высших образования: экономическое и юридическое.

Все, что связано с сельским хозяйство познавал самостоятельно. В то время уже был интернет, много доступной информации в сети появилось. Конечно, с агрономами общался, узнавал, как, что и на какую глубину сеять, какую норму посева дать, чем обработать. Фунгициды, гербициды, инсектициды: где удобрение дать жидкое, где осенью механически обработать, где плугом пройти, где зябь. Век живи век учись, это действительно так. До сих пор учусь.

В 2014 году мы добавили еще 345 га. Через год плюс 285. В этом сезоне тоже прибавили, около 500 и в общем получается, что у нас 1600 га земли на два хозяйства.

Предпочтение также отдаем пшенице, но еще сеем ячмень, горох и лен с соблюдением севооборота. Для других культур нужна и другая техника. А это дорого. Мы стараемся сеять то, что универсально: чтобы и комбайн один подходил, и посевной комплекс. Новую технику приобретать для нас не так легко, потому что стараемся всегда своими силами справляться. Ведь год на год не приходится и урожай может подвести. В таких случаях неоплаченный кредит может привести к ужасным последствиям.

Главное понимать, что в землю надо вкладывать, только тогда она даст достойные плоды. И что касается удобрений, то от них на 50-60% зависит будущий урожай. В Наши земли все исчерпаны. Их же мы взяли у частных компаний, которые раньше были крупными хозяйствами и редко ухаживали за ней. Только брали, а давать не хотели. Это мы, мелкие и средние крестьяне, переживаем за почву, хотим с небольших участков получить крупный урожай. А у холдингов 100 тысяч земель, они не могут за всем уследить. А потом они выходят из этого бизнеса, оставляя истощенные земли нам. Нам ничего не остается, кроме как исправлять чужие ошибки, начинаем восстанавливать почву, очищаем убитые поля.

— Вы говорили о том, что постоянно учитесь. Агроному наш климат не позволяет сидеться на месте. С какими проблемами вы столкнулись в этом сельхозсезоне?

— Действительно, наш резко континентальный климат не дает агрономам привыкать к следовать конкретным алгоритмам. Еще лет 10 назад мы не знали, что такое фланговая и стеблевая ржавчина, трипс, мучнистая роса. Может это все и было, но не в таком количестве, чтобы ухудшить урожай. В последние 6-7 лет все это пришло.

Причина, возможно, в погодных условиях: дожди, следом резкая жара – благоприятная среда для появления трипса. Температура в 30-35 градусов тепла для пшеницы вредна. Это как, к примеру, если человек будет сидеть ногами в воде, но тело будет открыто под палящим солнцем, то тепловой удар и ожоги гарантированы. Эта атмосферная жара губит растения. Также она хороша для трипса и гусеницы.

Ардак Жакиялин в поле

Еще причиной могут быть семена, которые мы покупаем у российских и белорусских коллег. А те, в свою очередь, берут их в Канаде, Европе. Вспомните, как в Казахстане появился колорадский жук.

Раньше у нас сеялась только саратовская и омская, и болезней не было.

В один год купил лен, и на поле пришла колючка с синими цветочками. Ее еще цыганкой называют. Механически обработал почву и в этом году радуюсь. Поле чистое. Только вот лен то снова посеял, и она опять появилась. Может лен вызывает эти травы. Чтобы понять причину, надо глубоко изучать этот вопрос. И так каждый год что-то новое появляется.

В этом сезоне по трипсу прошел обработкой. А кто не прошел, за головы хватается. В карагандинской области, говорят, сейчас с ним воюют. Жара стоит, дождей нет, вот и объявился. Местный агроном приезжал недавно, говорит, весь инсектицид крестьяне разобрали.

Главное — это по болезням наблюдать. Может мучнистая роса и стеблевая ржавчина появиться. Один год на это нарвались. Колос был на зависть большой. Смотрели, наблюдали. Стояло зеленое поле, а потом резко начало белеть. Думали, спеет. А колос то щуплый оказался, половина зерна всего в нем. В наших краях о ней никто не знал. Хорошо, что не было долговых обязательств, выкарабкались. Многие крестьяне были в ужасе.

— Половина лета позади, картина на поле прояснилась. Какой урожай планируете поднять в этом году?

— Планируем в пределах 20 центнеров пшеницы взять. Будет больше – будем рады. На вид ячмень способен на большее. А вот у пшеницы еще колос до конца не налился. Еще осень со своими дождями покажет.

В том году я работал с кокчетавским мукомолом. Он весь мой объем выкупил, выгодную цену дал и сам вывез. Удобно. Конечно, если бы у меня было, к примеру, в 10 раз больше земель, соответственно и урожай был бы не маленький. Тогда появился бы выбор: продавать здесь или за рубеж. Бесспорно, я бы выбрал торговать за рубеж. Это выгоднее. Зерно проходит три руки: если у меня покупают трейдеры по 120, то на экспорт уходит по 170. Вот эти 50 тенге теряю на посредниках.

Чтобы такого однозначного выбора у крестьян не было, государство должно регулировать цены, а не закрывать экспорт. Фиксированную цену ставить каждую осень. Или, к примеру, на три года. В Канаде же регулируют, и там все хорошо живут: фермер не переживает за стоимость своего будущего урожая и при этом в его машинно-тракторном парке нет стареньких агрегатов. Все мощные, современные.

Министерство должно слышать наши просьбы, финансировать, вплотную работать с фермером.

— К слову о поддержке государства. Чувствуете ли Вы ее?

— Министры меняются, а в сфере сельского хозяйства никаких изменений нет. Мы, производители, сами по себе живем. Как будто мы другое государство. Да, программы разрабатывают. А где они? Программы и субсидии на бумаге есть. А на самом деле до нас они не доходят.

Два года аграрии не могут получить субсидии. Это поддержка? В прошлом году некоторые успели получить, а другие остались без ничего. Судятся сейчас.

Например, за посевной комплекс я до сих пор не получил субсидию. А купил в марте. Уже уборка скоро. Вот такая помощь. Но у нас еще три года есть в запасе. Это на удобрения только год дается.

В последнее время тяжело работать. Цена пляшет. Может в сентябре 120 тысяч быть, а в октябре уже 90. Если мы в этом году пшеницу и ячмень реализуем меньше чем за 100 тысяч – мы в минус уйдем. Топливо, запчасти, техника, удобрения – все подорожало.

А вообще мы производим более дорогую пшеницу: первого и второго класса. В том году у меня получилась клейковина 37, натура 800. Но в Казахстане не бывает же такого зерна… Поэтому все ушло как третий.

Тут еще в мире что творится. Не знаешь, что с ценой будет завтра. В общем, поддержки нет.

Хочу еще одно сравнение привести: в Канаде нет субсидий, как у нас, но есть конкретная ставка. На один га им выплачивают определенную сумму. У нас же если урожай есть — субсидии начинаю не давать, типа вам хватит. Если урожая нет — ценой давят. А субсидии получают избранные. Крупные хозяйства забирают. Как есть говорю. Кто сеет по 200-300 тысяч га, тот всегда получает государственную поддержку. А мы же мелкие и средние производители, до нас пока дойдет через область, потом район, потом округ. Так идут субсидии.

Хотя все прекрасно понимают, что лучше всего ставку делать на средние хозяйства. Мы ведь можем быстро переориентироваться. А холдингам тяжелее.

Возвращаясь к ценам, хочу спросить, чем нам помогает Минсельхоз? Министрами ставят тех людей, которые в отрасли не разбираются. Глава ведомства должен хоть некоторое время побыть аграрием. Тогда он будет понимать, что происходит на самом деле.

Знал я одного такого чиновника профильного ведомства местного уровня. Молодой парень. Приехал на поле и даже не знал, какая техника для чего предназначена. Здесь поработал и, вроде как, ушел в министерство. А что он там будет делать?

Вот, к примеру, если бы я сейчас оказался министром, я уже знал бы, что делать: отрегулировать стоимость урожая, разобраться с ценой на технику, снизить стоимость удобрений. Все это возможно.

— У Вас здесь прекрасные живописные места, гористая местность, красота. Почти море под боком, ездить никуда не надо. А хотят ли люди здесь жить и работать на селе?

— Текучка большая. Никто не хочет в деревни жить. Ребята уходят, возвращаются, сравнивают условия. У меня зарплата выплачивается вовремя, корма даю бесплатно: 3 тонны ячменя, по тележке сена и суданки, 5-6 больших тележки соломы на один двор.

В том году за уборку ребята получили по 1,2 млн. И это несмотря на небольшую территорию. За 15 основных рабочих дней посевной по 500 тысяч заплатил. Сейчас протравка прошла: за 13 дней получил тракторист — 180, камазист — 140.

В данный момент у меня 9 сотрудников. Зимой работу предложить им не могу. Но некоторые скот держат. Телят продаст — деньги есть, а он дома. Если кто-то очень хочет на зиму устроиться, я помогаю: в школьную котельную или в ДК устраиваю. Некоторые уезжают на заработки. Каждый выбирает как ему жить: круглые сутки работать, или месяц поработать, остальные дни дома быть.

Есть у нас в селе люди, которые вообще не работают и живут как-то.

У нас здесь 250 домов. Школа есть, помогаем чем можем. Детский лагерь помогли открыть, праздники организовываем, дороги ремонтируем. Всего четыре хозяйства здесь работают. По округу еще больше.

Солому, если остается в полях, не продаю. Рабочим развезу бесплатные объемы, оставшееся людям: кто хочет, приезжает, забирает остатки.

— Как сегодня живет фермер в Казахстане?

— В первую очередь от погоды. Государство тоже важную роль играет. Как уже говорил, есть погода – есть урожай, то государство цену не дает. Нет погоды – нет урожая: начинается «дай» в Продкорпорацию и еще куда-нибудь. Мы сразу становимся необходимы им.

Мы, аграрии, трудоустраиваем половину Казахстана. Это и продавцы, и производители техники, удобрений и т.д. Так и живем.

Но мы никогда никуда не уйдем, из отрасли не так-то просто выйти. Потому что ты вкладываешь все, и работаешь с надеждой: в этом году посеюсь – возьму урожай. Не вышло, рассчитываешь на удачу в следующем сезоне. И так по кругу. И ты не замечаешь, как прошло пять лет и максимально финансово вложился в землю. Буквально десятки миллионов в нее вливаешь.

И огромный риск не получить нужный урожай. Ведь в ту сумму, на которую ты рассчитывал взять с него, включены те же самые деньги для оплаты кредита. Потому мы и стараемся не связываться с долгами. И те, кто работает с лизингами – валятся. Попросту не могут заплатить и многие возвращают технику. Так один из Есилей я купил. У его бывшего владельца гектар дал всего 2-3 центнера. В итоге запахали поле и продали технику.

Кстати, цена на хлеб от нас производителей зависит всего на 47%. Остальное это расходы, материалы, электроэнергия и т.д. Народ привык, что если есть урожай, то хлеб должен быть дешевле. Но это не от нас зависит. Мы произвели зерно, продукт для хлеба. А подняться стоимость может от всего остального.

— У Вас в хозяйстве есть и направление животноводства, небольшое поголовье ангусов. Почему эту отрасль не развиваете?

— В 2011 году начал эту ветку. Откорм база была. Сейчас мясное направление, племенные быки, есть уже и коровы. Есть и местная порода. Работаем над преобразованием. Они скороспелки и с ними не нужно два-три года возиться. Спустя 12 месяцев бычок мясом отдает больше 200 кг. Голов в стаде сейчас 65. Можно сказать, любительски занимаемся. Покупаю здесь, в местном племенном хозяйстве. Тоже хочу подать на субсидии на приобретение поголовья. Но, с этими выплатами в последнее время проблематично…

Животноводство не прибыльнее растениеводства. Да, корма свои, но амортизацию тоже включать надо. Небольшой заработок выходит. Оно дает работу двум моим пастухам.

Посевной комплекс Кузбас

— Вы говорили, что стараетесь избегать кредитов, долговые обязательства не про Вас. Однако в этом году купили в лизинг новый посевной комплекс KazAgroExpert. Почему?

— Да, мы впервые за все существование нашего сельхозформирования взяли технику в лизинг. У KazAgroExpert взял Кузбас ПК-8,5 и посеял суданку, многолетку, люцерну. Добавил в посевной клин эти культуры.

У нас и до него был один такой де посевной комплекс, работаю на нем и сейчас. Но брали не новый. Посмотрел на его работу, эффективность, мощность — все устроило. У него лапы сплошного сева. Загружается и пять часов работает. Сам агрегат, сам метал хороший. По всем параметрам и под мой К-700 подходит. Вот и решил взять новый ПК.

Это была его первая посевная и он себя отлично показал. Все, что сеял – выросло, растет и радует глаз. Глубину и высев держит хорошо. К нему как к агрегату, никаких претензий нет.

Все работает на отлично. Оба Кузбаса сейчас на ходу, но у того захват меньше – 40-42. Новый же до 56 га за смену делает. Это в сутки 100-110 га. Меня это устраивает, идеальная выработка.

Причем комплекс отечественной сборки, производство Кемерово, Россия. Сервис центр в Кокчетаве, без проблем приезжают. Но сейчас ломаться там нечему.

Технику надо беречь. Все в шоке от того, как это делаю я. Обычно аграрии просто оставляют комплекс после сева до следующей весны. Я же полностью все части отцепляю, все белится, ставится на стойки. Все шланги убираются. Он ведь стоит все лето и зиму. А я его в гараж прячу или в тень. Не боюсь разбирать? Конечно нет. Что разбирается, то и собирается. На первом Кузбасе все эти нюансы изучил.

Вообще успех урожая на 30% зависит от техники. Настолько же от погоды и на 40% от земли. Поэтому ее качество игнорировать нельзя. Я работаю с посевным комплексом Кузбас и другие даже не рассматриваю. Ведь он универсален: можно бочку отцепить и культиватор готов, и осенью зябь сделает. Там и борона и прикатка. И он не рвется, потому что металл хороший, крепкий. Вот почему я его выбрал.

Еще мне нравится, как KazAgroExpert налаживает общение с крестьянами. Они устраивают сабантуи. Я был на недавнем. Там мы знакомились друг с другом, общались и узнавали все о технике компании. Отличная площадка. И такие мероприятия стоит проводить регулярно. Нам, аграриям, они нужны. Мы там наглядно изучаем агрегаты.

Планирую у компании еще приобрести бороны тяжелые, погрузчик фронтальный. Нам крестьянам постоянно нужен металл. Каждый год вкладываемся в него.

KazAgroExpert работает на рынке более 11 лет. Компания регулярно расширяет ассортимент товара, следит за последними инновационными решениями, предоставляет сельхозтехнику качественного производства и запчастей для нее по низкой цене. KazAgroExpert единственный в Казахстане дилер завода Автотехнологий и официальный дилер более 35 заводов стран СНГ.

Журнал БОСС-Агро №7 2022 года

Поделиться:

Похожие статьи