Трудный урожай

10.12.2018 5 279

Жуалынский район в советские годы славился своим картофелем далеко за пределами региона. Можно даже сказать, что среди покупателей само словосочетание «бурненская картошка» было брендом. Некоторые продавцы овощей на рынке до сих пор используют его для привлечения покупателей. Правда, таблички «бурненская картошка» чаще всего размещаются на прилавках с продукцией кыргызстанских сельхозтоваропроизводителей.
Одним из крупных производителей картофеля в Жамбылской области в настоящее время считается крестьянское хозяйство «Злиха» из Жуалынского района. О том, как ведется работа по выращиванию «второго хлеба» и с какими трудностями приходится иметь дело, нам рассказал глава КХ Керимкул Бегалиев.
— Керимкул Мамырович, сколько лет вашему хозяйству?
— Мы зарегистрировали наше крестьянское хозяйство в 1996 году. Назвали его по имени любимой бабушки «Злиха». Работать начали вместе: я и мой брат Нуржигит Бегалы. Поначалу было трудно: не знали, где брать технику, как работать с землей. Тем, кто начал свое дело на базе колхозов и совхозов в этом отношении было легче. Мы же открыли свое хозяйство в частном порядке. У нас вообще ничего не было, только желание работать. Семена покупали на собственные средства, трактора и комбайны арендовали. Постепенно становились на ноги. В 2000 году решили заняться картофелеводством. Сначала эту культуру отвели полтора гектара. Ежегодно увеличивали площади. В этом году под картофелем у нас занято 100 гектаров. Не знаем, какой урожай получим, так как нынешней весной были сложные погодные условия. Но всхожесть хорошая, недавно первый полив провели. А в самом начале пути, конечно, пришлось нелегко.
— В сельской местности картошку выращивают на каждом приусадебном участке. Но вы решили эту работу поставить на другую основу. Было в ней что-то, что пришлось изучать и применять на практике?
— Здесь вы совершенно правы: одно дело вырастить картофель на полутора сотках и совсем другое – на полутора гектарах, с которых мы начинали. Мы находили специальную литературу, изучали технологию выращивания этой культуры. Ездили в Германию, пообщались со специалистами, приобрели необходимо оборудование и агрегаты, которые до сих пор нам помогают в осуществлении всего процесса от посадки до сбора урожая.
— В своей работе вы пользовались мерами государственной поддержки сельского хозяйства?
— Без этого вообще трудно поднять дела. После приезда из Германии через КазАгроФинанс на 30 млн тенге закупили трактора и другой транспорт. С этим кредитом мы рассчитались. Также построили овощехранилище на полторы тысячи тонн. В общем, создали крепкую базу. В настоящее время у нас имеется три трактора и десять наименований различных агрегатов, есть автотранспорт. Этого хватает для работы.
— Как решается кадровый вопрос? Трудно найти хороших специалистов?
— С этим проблем нет, так как люди у нас трудятся почти по 20 лет. Заработная плата – 80 тысяч тенге в месяц, для сельской местности это очень хорошие деньиг. Во время уборки нанимаем дополнительно женщин из прилегающих к нашим землям сел. В день платим им по 2,5 тысячи тенге и в качестве бонуса выдаем одно ведро картофеля. Предупреждаем, что сборщицы должны приходить с обычным ведром. Но они приносят 15-20-литровую тару из-под краски. Мы на это смотрим сквозь пальцы — что поделаешь, людям же тоже надо жить.
— В этом году вашему хозяйству исполняется 22 года. Большую часть из них оно занимается выращиванием картофеля. Вы согласны, что можете многое рассказать о своем детище?
— Я не вправе говорить, что о картофелеводстве знаю все досконально. Тонкости этого дела полностью известны германским и голландским специалистам. А мы лишь получили возможность использовать 60 процентов этих сведений. Но, по моему мнению, самый главный секрет заключается в семенах. А мы в последние годы вынуждены приобретать в Павлодаре и Караганде семена пятого и шестого срока. Качественные клубни из них получаются только в течение одного сезона. На следующий срок картофель теряет сортность.
— Как решается эта проблема?
— Берем кредиты, чтобы приобрести семена непосредственно у голландских производителей. Однако средства на эти цели можем получить не всегда, так как долгосрочные кредиты для нас недоступны. О том, чтобы взять кредит сроком на 10-15 лет, чтобы развернуться, остается только мечтать. Поэтому приходится довольствоваться короткими кредитами, которые никак не влияют на финансовый климат в нашем хозяйстве. В 2012 году нам удалось получить крупный кредит, что позволило приобрести 50 тонн элитных семян картофеля. Шесть лет мы получали хорошие урожаи, и картофель был высокого качества. Но семена исчерпали свой потенциал.
— Руководство области обращает внимание на ваши проблемы?
— Наверное нужно сказать, что мы стараемся при каждом удобном случае обращать внимание руководства области на свои проблемы. Не так давно в Жуалынский район приезжал первый заместитель акима Жамбылской области Бекболат Орынбеков. Я ему говорил о том, что жуалынские картофелеводы нуждаются в обеспечении их качественными семенами. Если положение дел останется прежним, то о хороших урожаях можно забыть. Ответ был ожидаемым: «Мы подумаем, а потом посмотрим». Между тем, свекловодческие хозяйства в этом году получили семена сахарной свеклы, приобретенные во Франции и Германии. Почему же нельзя и нас по этой же схеме семенами обеспечивать? Ведь мы выращиваем картофель, который называют «вторым хлебом»? Попробуйте суп сварить без картошки? А мы о субсидиях сейчас можем только мечтать.
— Но я помню, что вам выплачивали субсидии.
— В последний раз нам компенсировали затраты на выращивание картофеля четыре года назад. Мы получали по 20 тысяч на один гектар, и это была очень хорошая поддержка. С 2015 года мы все работы выполняем на свои средства. Причем в Павлодарской и Карагандинской областях субсидирование картофелеводства сохранилось. Почему на нас это распространяется, трудно сказать. Сами подумайте, если бы мы в этом году получил по 20 тыс тенге на один гектар в качестве субсидии, то общая сумма составила бы 2 млн тенге. Этого хватило бы на то, чтобы рассчитаться с поливальщиками. В нынешнем сезоне у нас работают десять поливальщиков. Их услуге оплачиваются по схеме: 6 тыс тенге за полив одного гектара. Причем одно поле до сбора урожая необходимо полить пять раз. То есть в общей сложности мы в общей сложности должны только за полив выплатить работникам 300 тысяч тенге. Это не считая стоимости поливной воды, которая существенно повысилась. Да и вообще затраты на полевые работы поднялись в два раза. Времена, когда поливальщики за свои услуги брали по 3 тыс тенге за гектар, остались в прошлом.
— По логике вещей, и урожай должен подняться в цене. Или это не так?
— Это совсем не так. Каждую осень мы сталкиваемся с тем, что собранный картофель приходится реализовывать по самым невыгодным для нас ценам. Хорошо если в этом году его стоимость останется на уровне 40-45 тенге за килограмм. Обычно картошка становится дороже в середине весны, когда старые запасы на исходе, а нового урожая еще нет. Осенью овощи всегда существенно падают в цене. Причем многие сельхозпроизводители реализуют клубни непосредственно с поля. Это очень выгодно для посредников, которые покупают картофель по 50 тенге за кг, а продают по 100. Получается, что крестьяне трудятся на поле пять-шесть месяцев, а перекупщики прибыль получают всего за два дня. Именно поэтому многие сельчане отказываются от работы на земле и выбирают более легкий способ заработка. В поле остаются только самые ответственные люди, которые понимают, что без них страна будет испытывать голод. А все потому, что нет поддержки со стороны государства. Но мы работаем и даже помогаем нуждающимся. Ежегодно двадцать тонн картошки безвозмездно отправляем в детские сады нашего сельского округа. И каждый год раздаем малоимущим сто мешков муки.
Людмила МЕЛЬНИК, Жамбылская область
Фото автора.
На снимке Керимкул Бегалиев на картофельном поле

Поделиться:

Похожие статьи